На поляне возле костра сидели люди.
- Кастраты, - подумал Штирлиц.
Штирлиц очнулся в комнате с зарешеченным окном. Голова гудела, надо было собраться с мыслями.
- Так... Что было вчера - не помню. Видимо - били по голове. Значит если войдут в советской форме - надо проситься сразу к Сталину. Если в гестаповской - сразу к Борману и заявить, что все вспомнил...
Дверь открылась и вошел министр культуры.
- Да... Перебрали вы вчера, товарищ Тихонов...
Штирлиц пошел в лес по грибы. Он ходил пять часов, но грибов не было.
- Видимо не сезон... - догадался Штирлиц и упал лицом в снег...
Штирлиц падал с дерева, но чудом зацепился за сук. К концу недели чудо сильно распухло.
Штирлиц с Мюллером поздно вечером выходят из ресторана.
Штирлиц:
- Послушайте, Мюллер, давайте снимем девочек?
Мюллер:
- Мягкое у вас сердце, Штирлиц. Пусть до утра повисят.
Штирлиц пришел домой и затопил камин. Запахло жареным.
- Засада, - подумал Штирлиц.
Над головой Штирлица весь вечер свистели пули. Так бывало всегда, когда живущий этажом выше Зигфрид Пуль приглашал к себе родственников.
Штирлиц вскрыл сейф и достал секретные документы. Внезапно вошел Борман.
- Что вы здесь делаете?
- Жду трамвая.
- Трамваи тут не ходят, - заметил Борман и вышел.
Через полчаса, когда он вернулся, Штирлица в кабинете не было.
- Уехал, - решил Борман.
Штирлиц зашел в комнату, открыл сейф и взял записку Мюллера. Мюллер визжал и сопротивлялся.
Штирлиц отправил донесение в центр открытым текстом. Через пять минуток нему ворвались эсэсовцы.
- С первым апреля, - пояснил Штирлиц.
Эсэсовцы понимающе заулыбались. В это время в Центре хохотали до упаду.